je_nny: (book)
[personal profile] je_nny
АВТОРЫ «БЕЛОГО ВОРОНА»
ЗНАКОМЬТЕСЬ – ТАТЬЯНА ЛАРИОНОВА

Когда я собирал второй номер «Ворона», молодой московский поэт мне сказал: «А слабо напечатать стихи никому не известного автора?» «Почему, слабо?!», – ответил я. И парень предложил мне познакомиться с нижегородской поэтессой, известной в Сети как «Чудо-в-перьях». Стихи мне понравились, даже очень, но выйти на контакт с "Чудом" долго не удавалось. Хотелось договориться по телефону, а не в письме. Имейла и мобильного у меня не было, я только знал, что в славном городе Нижний Новгород женщина заслуженно считается самым крупным специалистом по разведению шиншилл. Я перетряс все сайты волжских любителей этих грызунов и, наконец, нашел человека!



Знакомьтесь: Татьяна Ларионова. 

STAIRWAY TO HE…

РОЗОВЫЕ ДЕРЕВЬЯ

Этот город хронически болен зимой,
Старый пьяненький фельдшер неловко,
Несуразно нарушил приёмный покой,
На деревья пролив марганцовку.
«Не волнуйтесь, больной», – успокоят врачи,

«Это брак цветовой передачи».
Человек осторожно снимает очки,
Видит серые липы, и – плачет…

ПРО АНГЕЛА

у тебя дырка в сердце и дырка в носке,
а твой ангел похож на синицу в руке,
он стечёт по стеклу после первой грозы
и смешается с жёлтой гуашью Янцзы.
но пока пропускает он солнечный свет,
каждой божией ночью, как важный секрет,
сторожит твои сны ни к чему, ни о чём,
когда спишь, повернувшись на левый бочок.

ЗАСЫПАЕТ

за краем земли
в безнадеге в холодном овраге
куда не пускают
деревья гоняться пургу
сиреневым сном
засыпает несбыточный ангел
за краем зимы
как в пуху на пушистом снегу
за краем тепла
нараспашку бессмертной душою
раскинув как крылья
полы своего пальтеца
бескрайние сны
видит ангел за краем покоя,
и перья-снежинки
не тают касаясь лица
кружат и кружат
и ложатся, как палые листья,
и стелется саван
в овраг белоснежным холстом
бумажным листом
но пустой этот лист
или чистый
никто за меня
не решит и не скажет никто
ЛЕСТНИЦА МЁБИУСА БАРРЕТТУ

Кто строил этот трап в небеса
имени Августа Мёбиуса?
Южных парней бригада?
Как ни карабкайся, сколько ни лезь –
вверх или вниз – исцарапайся весь,
всё ты не там, где надо.
По нескончаемой «stairway to he…»
с рвением рыбы, плывущей в ухé на afterparty к богу,
чешешь по лестнице, сколько есть сил.
Мёбиус, я же тебе говорил,
три поллитровки –много.

ДЖЕК И ВОЛШЕБНЫЕ БОБЫ

Высохший плод из семейства двудольных –
Старое доброе средство от боли.
Мять его пальцами, прятать в ладони,
Знать, что волшебный, и знать – не
волшебный.
Что мне важнее? А что мне дешевле?
В действе любом нет ни капли плохого.
Взять да назад обменять на корову,
Как журавля обменять на синицу,
Щедро скормить этот боб синей птице,
Кашу сварить, или выбросить в реку –
Всё мне простится, беспутному Джеку.
Только один вариант не приемлю:
Только не в землю! Нет, только не в землю!
Высохший плод из семейства двудольных…
Средство от боли, и средство для боли…

ПТИЦЫ

птицы – не яйца
летать не боятся
ни для кого не секрет
им не разбиться
не превратиться
в яичницу или омлет
и даже курица
если зажмурится
и не зажмурившись даже
с крыши пикируя
продемонстрирует
нам чудеса пилотажа

РЕДКИЙ ЗМЕЙ

Как-то самоубился редкий змей-альбинос
©Gvinn

Мы кроили крылья из штапиков и картона,
выпускали в небо бумажных лихих драконов,
чтоб рождённый ползать увидел, что там – за
краем.
Мы не знаем, но знать обязательно всё
желаем.
Мой махнул хвостом и в солнечном свете
сгинул,
только редкий змей долетает до середины,
и не всякий раз возвращается из разведки,
я до этого дня считал, что мой змей из
редких.
Он не то, что Днепр – океан пересечь
сумеет,
он узнал всю правду, на кладбище белых
змеев
и героев десантных войск (олимпийских
мишек)
под гранитной плитою лежит и совсем не
дышит.
Возле братской могилы всех самолётов в
клетку…
А сегодня увидел змея – висит на ветке,
на ветру качается альбиносье тело
возле дома десять по улице Н. Гастелло.

ПЛЮКАНСКИЕ НАРОДНЫЕ
ПРИЧИТАНИЯ

Отлетались, кажется, изъела
контровые гайки злая ржа.
Мама, мама, что я буду делать?
Пепелац катить из гаража
нет уже ни куража, ни силы –
хоть тяни, толкай, да всё никак…
Будто в смазку мне алмазной пыли
подло всыпал крайний мой пацак!
Не летать теперь – а слёзам капать…
Разве, ненароком в вечерку
забредёт с бутылкой гравицапы
одинокий Stranger-in-the-ку
чатлов взять взаймы у старой дуры
в маске умной дуры на лице…
Так и проживу в антицентуре,
раздарив последние кацэ.

ЛЫТДЫБРЫ

*
Начало конца есть конца начало,
Аптека от улицы неотъемлема.
Диалектично, как двор, кол, мочало.
Как шило и мыло – взаимоприемлемо.
**
когда придет пора, настанет час,
реинкарнирую, если получится,
в кутузовский подбитый правый глаз,
в здоровый левый – в худшем случае.
***
когда-нибудь стану известным поэтом,
и лет в тридцать семь среди белого дня
на черную речку приду с пистолетом,
где пидор нерусский застрелит меня.

ЗАПИСКА НА ХОЛОДИЛЬНИКЕ

(посвящается памяти номера телефона
Бориса Витальевича)
Облеплен новый датский холодильник
Веселою бумажною листвою –
Цветами героиновых приходов
Окрашивают стикеры всегда.
Исписаны те клейкие листочки
Делами, именами, номерами.
И я мощу, приклеивая новый,
Дорогу, сами знаете, куда.
Туда, где обязательно припомнят,
И где горит огонь, зажженный в память
Не выпитого вовремя кефира,
Не сделанного важного звонка.
На фоне этой надмогильной флоры,
По меньшей мере, выглядит нелепо
Нахальный ржач редиски на магните.
А нет ли в холодильнике пивка?
АВТОРЫ  «БЕЛОГО ВОРОНА»ЗНАКОМЬТЕСЬ – ТАТЬЯНА  ЛАРИОНОВАКогда я собирал второй номер «Ворона», молодой московский поэт мне сказал: «А слабо напечатать стихи никому не известного автора?» «Почему, слабо?!», – ответил я. И парень предложил мне познакомиться с нижегородской поэтессой, известной в Сети как «Чудо-в-перьях». Стихи мне понравились, даже очень, но выйти на контакт с "Чудом" долго не удавалось. Хотелось договориться по телефону, а не в письме. Имейла и мобильного у меня не было, я только знал, что в славном городе Нижний Новгород женщина заслуженно считается самым крупным специалистом по разведению шиншилл. Я перетряс все сайты волжских любителей этих грызунов и, наконец, нашел человека! Знакомьтесь: Татьяна Ларионова. STAIRWAY TO HE…РОЗОВЫЕ ДЕРЕВЬЯЭтот город хронически болен зимой,Старый пьяненький фельдшер неловко,Несуразно нарушил приёмный покой,На деревья пролив марганцовку.«Не волнуйтесь, больной», – успокоят врачи,–«Это брак цветовой передачи».Человек осторожно снимает очки,Видит серые липы, и – плачет…ПРО АНГЕЛАу тебя дырка в сердце и дырка в носке,а твой ангел похож на синицу в руке,он стечёт по стеклу после первой грозыи смешается с жёлтой гуашью Янцзы.но пока пропускает он солнечный свет,каждой божией ночью, как важный секрет,сторожит твои сны ни к чему, ни о чём,когда спишь, повернувшись на левый бочок.ЗАСЫПАЕТза краем землив безнадеге в холодном оврагекуда не пускаютдеревья гоняться пургусиреневым сномзасыпает несбыточный ангелза краем зимыкак в пуху на пушистом снегуза краем тепланараспашку бессмертной душоюраскинув как крыльяполы своего пальтецабескрайние снывидит ангел за краем покоя,и перья-снежинкине тают касаясь лицакружат и кружати ложатся, как палые листья,и стелется саванв овраг белоснежным холстомбумажным листомно пустой этот листили чистыйникто за меняне решит и не скажет никтоЛЕСТНИЦА МЁБИУСА БАРРЕТТУКто строил этот трап в небесаимени Августа Мёбиуса?Южных парней бригада?Как ни карабкайся, сколько ни лезь –вверх или вниз – исцарапайся весь,всё ты не там, где надо.По нескончаемой «stairway to he…»с рвением рыбы, плывущей в ухé на afterparty к богу,чешешь по лестнице, сколько есть сил.Мёбиус, я же тебе говорил,три поллитровки –много.ДЖЕК И ВОЛШЕБНЫЕ БОБЫВысохший плод из семейства двудольных –Старое доброе средство от боли.Мять его пальцами, прятать в ладони,Знать, что волшебный, и знать – неволшебный.Что мне важнее? А что мне дешевле?В действе любом нет ни капли плохого.Взять да назад обменять на корову,Как журавля обменять на синицу,Щедро скормить этот боб синей птице,Кашу сварить, или выбросить в реку –Всё мне простится, беспутному Джеку.Только один вариант не приемлю:Только не в землю! Нет, только не в землю!Высохший плод из семейства двудольных…Средство от боли, и средство для боли…ПТИЦЫптицы – не яйцалетать не боятсяни для кого не секретим не разбитьсяне превратитьсяв яичницу или омлети даже курицаесли зажмуритсяи не зажмурившись дажес крыши пикируяпродемонстрируетнам чудеса пилотажаРЕДКИЙ ЗМЕЙКак-то самоубился редкий змей-альбинос©GvinnМы кроили крылья из штапиков и картона,выпускали в небо бумажных лихих драконов,чтоб рождённый ползать увидел, что там – закраем.Мы не знаем, но знать обязательно всёжелаем.Мой махнул хвостом и в солнечном светесгинул,только редкий змей долетает до середины,и не всякий раз возвращается из разведки,я до этого дня считал, что мой змей изредких.Он не то, что Днепр – океан пересечьсумеет,он узнал всю правду, на кладбище белыхзмееви героев десантных войск (олимпийскихмишек)под гранитной плитою лежит и совсем недышит.Возле братской могилы всех самолётов вклетку…А сегодня увидел змея – висит на ветке,на ветру качается альбиносье теловозле дома десять по улице Н. Гастелло.ПЛЮКАНСКИЕ НАРОДНЫЕПРИЧИТАНИЯОтлетались, кажется, изъелаконтровые гайки злая ржа.Мама, мама, что я буду делать?Пепелац катить из гаражанет уже ни куража, ни силы –хоть тяни, толкай, да всё никак…Будто в смазку мне алмазной пылиподло всыпал крайний мой пацак!Не летать теперь – а слёзам капать…Разве, ненароком в вечеркузабредёт с бутылкой гравицапыодинокий Stranger-in-the-кучатлов взять взаймы у старой дурыв маске умной дуры на лице…Так и проживу в антицентуре,раздарив последние кацэ.ЛЫТДЫБРЫ*Начало конца есть конца начало,Аптека от улицы неотъемлема.Диалектично, как двор, кол, мочало.Как шило и мыло – взаимоприемлемо.**когда придет пора, настанет час,реинкарнирую, если получится,в кутузовский подбитый правый глаз,в здоровый левый – в худшем случае.***когда-нибудь стану известным поэтом,и лет в тридцать семь среди белого дняна черную речку приду с пистолетом,где пидор нерусский застрелит меня.ЗАПИСКА НА ХОЛОДИЛЬНИКЕ(посвящается памяти номера телефонаБориса Витальевича)Облеплен новый датский холодильникВеселою бумажною листвою –Цветами героиновых приходовОкрашивают стикеры всегда.Исписаны те клейкие листочкиДелами, именами, номерами.И я мощу, приклеивая новый,Дорогу, сами знаете, куда.Туда, где обязательно припомнят,И где горит огонь, зажженный в памятьНе выпитого вовремя кефира,Не сделанного важного звонка.На фоне этой надмогильной флоры,По меньшей мере, выглядит нелепоНахальный ржач редиски на магните.А нет ли в холодильнике пивка?

April 2014

S M T W T F S
  12345
6789101112
131415 16171819
20212223242526
27282930   

Most Popular Tags

Style Credit

  • Style: Caturday - Orange Tabby for Heads Up by momijizuakmori

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 05:59 am
Powered by Dreamwidth Studios