je_nny: (book)
Sergey Slepukhin
АВТОРЫ «БЕЛОГО ВОРОНА»
ЗНАКОМЬТЕСЬ – ТАНЯ НЕФЕДОВА

http://www.facebook.com/groups/320718391296552/permalink/483327661702290/

Было не было, шлет мне молодая дама из города Белфаста свой гениальный рассказ. По некоторым соображениям текст этот меня не устраивает, и я требую правки. Писательница вносит некоторые изменения, но, в основном, старается оставить всё, как есть. Нет, мадам, так не пойдет! Пересылаю вторично. Возникает конфликтная ситуация. Кажется, были и сопли-слёзы, чего я – ой как! – не люблю. Ни в какую, буду камень! Забирайте свой шедевр, в таком виде его печатать отказываюсь. Слава богу, до скандала не дошло, мы разошлись, как в море корабли…

Прощаясь, сказал: «Знаете, Таня, вот напишете отличный рассказ, приносите, я – напечатаю. Наша сегодняшняя ругачка к нему, к рассказу, отношения иметь не будет».

И принесла…

С того времени Татьяна Нефедова постоянный и любимый автор альманаха «Белый ворон».

РАФИНАД )
АВТОРЫ «Ð‘ЕЛОГО ВОРОНА»<br />ЗНАКОМЬТЕСЬ – ТАНЯ  НЕФЕДОВА<br /><br /><br />Было не было, шлет мне молодая дама из города Белфаста свой гениальный рассказ. По некоторым соображениям текст этот меня не устраивает, и я требую правки. Писательница вносит некоторые изменения, но, в основном, старается оставить всё, как есть. Нет, мадам, так не пойдет! Пересылаю вторично. Возникает конфликтная ситуация. Кажется, были и сопли-слёзы, чего я – ой как!  – не люблю. Ни в какую, буду камень! Забирайте свой шедевр, в таком виде его печатать отказываюсь. Слава богу, до скандала не дошло, мы разошлись, как в море корабли…<br /><br />Прощаясь, сказал: «Ð—наете, Таня, вот напишете отличный рассказ, приносите, я – напечатаю. Наша сегодняшняя ругачка к нему, к рассказу, отношения иметь не будет». <br /><br />И принесла…<br /><br />С того времени Татьяна Нефедова постоянный и любимый автор альманаха «Ð‘ÐµÐ»Ñ‹Ð¹ ворон».<br /><br />РАФИНАД<br /><br />Все привыкли к Вере как к даме с хорошими манерами и вкусом. Вкус у неё был незаметным: серое ни то ни сё, а потому приемлемым и всегда уместным. Поэтому когда в один не задавшийся день Вера, выкрасившая седину в лимонные локоны, пришла в офис в травянисто-зелёном велюровом костюме, не по-возрасту обтягивавшем полную фигуру, в сиреневом капроне и туфлях на каблуках, все неприятно удивились и встревожились, подозрительно посматривая и прислушиваясь к ней, ища в словах и жестах намёк на сумасшествие.<br />«Ð”винулась», – шептались девчонки в туалете.<br />«ÐŸÐ¾Ñ‚еряла дряхлую девственность», – шутили мужчины в курилке.<br />«Ð Ð°Ñ„инад!» – думала Вера.<br /><br />В этот день всё шло не так, с самого завтрака. Завтрак висел на стене в рамке. Три милые коровы приличествующих манер попивали чай за столом, чинно прикрытым цветастой скатертью, и  слегка щурились от теплых солнечных бликов, расцветивших обои канареечного цвета. Всё по-коровьи просто и пасторально, а главное – убедительно аппетитно. <br />Вера приветливо поглядывала на теплую компанию и по совету пятнистых леди, следуя картинному принципу завтрака, клала сахар-рафинад в чашку. Обои в её кухне были совсем не такими радостно-яркими, как на картине, и за окном скорее лил убийственно занудный дождь, пробиваясь мелкой сыпью плесени по углам продрогшего до пред-простудного озноба дома. Но, тем не менее, дисциплинированно скудный завтрак был очаровательно приятен и вкусен. Вера не подозревала, насколько рафинад вкуснее рассыпчатого сахара. И почему в её доме столько дождя и скуки, скуки и дождя,  улыбалась она троице на стене. <br />Она серьёзно задумалась, не переклеить ли ей сдержанно-тусклые обои в какой-нибудь тропический цвет и не пригласить ли на ужин парочку-другую местных коров. Пусть и не столь хорошо воспитанные и ухоженные, но всё же компания. Кое-кто из офиса, из тех, кто любить мычать, мог бы заглянуть на домашние пирожки и обсудить новые обои.<br />Приглашения на чай с рафинадом, чай с кубиками, были разосланы в виде смс, и Вера срочно побежала по магазинам.<br /><br />Жизнь помечена символами, как брендами. Вроде и то же, а нет – дороже, ценнее, потому как называется по-другому. Универсально, оригинально, забрендировано – факт. Жизнь делится на актуальную и не очень, в сущности оставаясь всё той же. Тем не менее, актуально обозначенное соответствующими символами бытие по причине своей передовитости привлекательно. Вера это почувствовала, ощутила сладость рафинада в чашке чая с бергамотом. Да и сколько можно плодить эту серость? Жизнь ярче и шире, чем две комнаты и окно в сырое небо, чем офисный стол в углу и громоздкий ящик старого компьютера. «ÐÐ°Ð´Ð¾ меняться, Вера Семеновна», – и три милые  буренки приличествующих манер согласно кивнули.<br /><br />Ну, что... никто, конечно, не пришел. Все приняли смс-приглашение за чью-то шутку. Чтобы Вера Семеновна? Да ну вас! <br />Тогда Вера купила торт киевский, любимый, и принесла на работу вместе с коробкой рафинада. К чаю. <br />Сахар был замечательным – так и таял в кипятке. Сладко и мило. И всем понравилось. И даже новый облик Веры не так уж раздражал глаз, а начинал казаться вполне уместным – к чаю очень даже ничего, как глазированный зеленым кремом кекс.  Вера улыбалась, угощала, выкладывая кусочки на пластиковые тарелки, и болтала без умолку. Глаза ее светились, кожа сияла, и маленькая офисная кухня была уже не такой крохотной, а на удивление вместительной и уютной. <br /> «ÐœÐ¾Ð»Ð¾Ð´ÐµÑ†, Вера Семеновна. Так все славно придумали, организовали, – радовалась Света, очаровательная, но не очень усердная в работе стажер. – Давайте так каждую неделю!» <br />«ÐžÐ¹, как здорово Верочка придумала! Я могу слоенок напечь».<br />Вера согласно трясла лимонными локонами и счастливо улыбалась.<br />«Ð¢Ð¾Ñ‡Ð½Ð¾ влюбилась», – хихикали довольные коллеги, слизывая крем с пальцев и сербая сладкий чай.<br /><br />Так Вера неожиданно для всех и самой себя позеленела, расцвела, словно первоцвет по весне, предоставив офису и соседям тему для долгих перченых разговоров. И жизнь Веры зеленой совершенно изменилась – конечно, к лучшему. Помимо нового костюма, набора фиолетово-сиреневых юбок и туфель на умопомрачительно высоких каблуках, у нее еще появился и новый вкус. Рафинад! Очень важно, что не с сахаром, а с рафинадом, не рейтузы, а леггинсы, <br />не кофе, а макиато, <br />не дворовый сквер, а пейзаж,<br />не стихи, а хойку,<br />     сойку...<br />не Вера Семеновна, а Верочка-Милая-Вы-Наша, <br />а Чудесница чайных церемоний,<br />а специалист по фен-шуй и где-какие-подушки-дешевле-купить-достать,<br />не постные накрахмаленные салфетки крючком, а лоскутное искусство пэчворк,<br />не ленивая зарядка по утрам сквозь зевоту, а рефлексология и йога под смолистые       <br />     травяные ароматы,<br />не потом, а сейчас,<br />не опять, а снова... <br /><br />На другой день по пути в офис на выходе из метро к ней, энергично потряхивая портфелем с ноутбуком, подскочил Павел Витальевич, административный начальник. Вежливо взял её под локоть – и откуда в нем вдруг появилась эта манерная галантность? – и заговорил о какой-то ерунде. Конечно, Вера знает, где по фен-шуй лучше поставить диван и повесить зеркало в квартире. Конечно же, она заметила и оценила новый аромат  привлекательно дорогих духов, раз уж он так близко подсовывал свой выбритый подбородок и вымытую шею к ее плечу. Вера даже смутилась от такой напористости. Тем более неожиданной от Павла Витальевича, известного ловеласа тяжеловозрастной категории, который подкрашивал седину на висках à la Джордж Клуни. Неожиданной, потому что прежде Вера Семеновна не была включена в состав этой самой категории женщин, которых ее административный начальник стремился осчастливить. Но теперь она Верочка, да еще зеленоглазая, пусть и карандашом по контуру, но ведь производит впечатление. <br />Она вежливо, не без неизвестно откуда вдруг взявшегося кокетства, обещала помочь тому с перестановкой мебели и, растревоженная и раскрасневшаяся, почти пробежала к своему столу в галантно открытую для нее дверь офиса. Она глупо проулыбалась монитору компьютера весь день. Да и наплевать ей на всех. Правильно говорят, что счастливые люди – все эгоисты. И Вера перестала обращать внимание на чрезмерное любопытство коллег. Наоборот, призналась она монитору, ей льстили заинтригованные взгляды и шепотки. «ÐŸÑƒÑÑ‚ÑŒ смотрят. Пусть видят, коровы».<br /><br />Да и зачем ей кто-то вообще нужен? Муж был, дети были, друзья были. И почему были? Они и есть, только сами по себе. Оставили Верочку, наконец-то, в покое, в пасмурном сумеречье двухкомнатной квартиры на одну. Есть кошечка Муська – партнерша и домовладелица. Есть соседка Зинаида Валерьевна, которая носит Верочке вкуснющие пироги и тортики поболтать на кухне о том, о сём, обсудить нового градоначальника, жэкэха и последние сорта помидор. И как это у нее так ладно получаются торты? Есть и Павел Витальевич. Почему бы и не быть ему в Вериной жизни, хоть иногда?<br />Как хорошо, что она купила Завтрак. Три пятнистых головы, писанные пастелью, на стене в рамке. И кто бы знал, что жизнь может так преобразиться? «Ð­Ñ‚о переворот», - думала Вера Семеновна, улыбаясь сама себе. «Ð­Ñ‚о же революция!» – радость открытия щекотала пятки, и Вера летала по квартире, подпевая виниловому Тото Кутуньо, чей голос приятно потрескивал каждый раз, когда игла проигрывателя цеплялась за комочки пыли на пластинке. «ÐÐ°Ð´Ð¾ желтенькие, солнечные, или лучше цвета зелени!»<br />И снова полетели смс с приглашениями на пироги, приготовленные радушной соседкой, с чаем – это уже у Веры. Старые обои содраны и раскромсаны, сброшены в мусорный ящик. Новые витиеватые узоры расцветили Верочкин уют, на кухне появились винтажные баночки, которые наполнялись разноцветными крупами и специями, морскими ракушками и высушенными цветами – очаровательно. Ароматные свечи были предусмотрительно расставлены по комнатам, мягкие подушки радужных расцветок прикрывали все непривлекательные углы в доме.<br /><br />Павел Витальевич тоже пришел, благоухающий и аккуратный. Он загадочно посматривал на Верочку, попивая ароматный сладкий чай из новых чашек. «ÐžÑ…, не для него ли были они куплены, Вера? Ох, потеряла ты голову», – нашептывали буренки на стене, чопорно поводя ушами. Коллеги шумно пробежались по комнатам, щупая, обсуждая, хваля и восхищаясь, пробуя на ощупь и порой на зуб. <br />«Ð’ера Семеновна, вы такая мастерица».<br />«Ð’ерочка, обязательно научите меня, или хотя бы выкройку, выкройку мне».<br />«Ð’ера – просто волшебница! Ведь вы поможете мне навести такую же красоту в моем доме, правда?» – и Вера, уже не стесняясь, краснеет, кокетливо отбрасывая локоны с лица, и укоризненно улыбается завтраку на стене. Почему бы Вере Семеновне и не быть женщиной? Почему бы не радоваться жизни?<br /> Когда все, сытные и довольные, лениво разошлись по домам, Павел Витальевич, приобняв Верочку, провел ее через парк под цветущими яблонями к своей машине, а потом они прокатились по темнеющим улицам к нему домой. Вера все мастерски, со знанием дела и женской заботой устроила и объяснила, где и как поставить-повесить-подвинуть, чтобы в доме холостяка-начальника были достаток и мир, любовь и – ... Вера упала на мягкие подушки и растаяла от крепких, настойчивых объятий, почти не сопротивляясь. <br />На завтрак была яичница, бутерброды и крепкий кофе со взбитыми сливками, без сахара. А потом Вера прошлась до метро и вернулась в свой район. Коровы на стене, скривив морды, отвернулись. Завтрак не удался. «Ð“лупые», – обиделась Вера.<br /><br />Она встретилась с мужем в парке после работы, под цветущими яблонями, где совсем недавно прогуливалась в обнимку с другим мужчиной. В новом костюме, с тщательно наложенным макияжем и завитыми желтыми локонами. Все в ней говорило о том, что да, у нее есть личная жизнь и да, Вера совсем не простаивает в своей старости, как древний комод в доме грусти. Нет, и не старости, а зрелости, а спелости. И да, она назло ему похорошела, не скучает, со вкусом одевается и живет полной жизнью, в которой есть пусть не мужчины, но – мужчина,  Павел Витальевич.  Так что еще вопрос, кто кого оставил и кому от этого лучше. Уж по ней точно не скажешь, что она проводит одинокие ночи или тоскует одна за завтраками. Для нее даже готовят яичницу с кофе, что он никогда не делал, эгоист, лапоть. <br />И вот он пришел, как всегда неаккуратно одетый, с щетиной на скуластом лице – все ему некогда одеваться-бриться-мыться. Улыбнулся по-родному, словно и не было болезненного развода и громких скандалов, пахнущих валерьянкой и полотенечной сыростью ванной комнаты. Заметил, значит, как Вера похорошела, кого он оставил одну в их доме, в сожительстве с уединением и кошкой Муськой. Муське он никогда не нравился: то на хвост наступит, то вообще не заметит. Также и с Верой. То на сердце наступит, то мимо плюнет. Эгоист. Улыбается, словно рад ее видеть, словно он простил, а не Вера. Словно только Вере снятся, снились сны, где она все ищет, ищет его, зовет, звонит по телефону, только номер его никак не может вспомнить. Номер-то такой же, как и у нее, только нет его там, не отвечает. То на хвост наступит. И все с улыбкой, полукивком головы, мол, как ты там, родная?..<br /><br />Жизнь – как тонкая бумажная ткань салфетки, которая рвётся от резкого потока воздуха, выдуваемого чьим-то сопливым носом. <br />Все уже привыкли к зеленой Вере, её пирогам и канареечно-желтым локонам и даже начали немного любить её. Когда одним утром она появилась в сером костюме, со слизанным чистотой лицом и стянутыми в постную гульку волосами, все неприятно удивились и встревожились, прислушивались к её словам, ища в них намёк на сумасшествие.<br /> «Ð¢Ð¾Ñ‡Ð½Ð¾ двинулась», – шептались девчонки в туалете.<br />«Ð—драсте, климакс», – шутили мужчины на заднем дворе. <br />«ÐÐµÑ‚, девочки, что-то здесь не так, – расплакалась, расстроившись, Света. – Погасла наша Вера».<br />«ÐšÐ¾Ñ€Ð¾Ð²Ñ‹, – горько злилась Вера. – Подкованные телки».<br />Дамы преклонного возраста в ядовито-зеленых костюмах – просто дуры. И никакие обои или крашенные локоны дурость эту не спрячут. Скорее наоборот, Вера, – говорила она сама себе, – только подчеркнут. Дура, она и в Африке, и в зеленом костюме, и без – дура. В костюме она, правда, зеленее и преклоннее. И вообще, сахар – это яд, рассыпчатый или в кубиках. И пошли они все, все коровы эти, на свои зеленые поля, – сердилась Вера. <br />Завтрак Веры в этот день был сух и несладок. Чай без сахара, не то что рафинада. Сахар, особенно рафинад, вреден – можно заработать диабет. А Павлу Витальевичу пришлось уехать домой вместе со Светой, так расстроенной переменой Верочки Семеновны.<br /><br />Муж ее бывший расписался со школьной учительницей – худенькой и ушастой скромницей. Типичная серая мышка. Серее Веры. И Вера растерялась, а завтрак затрясся в гневе и покосился, обвиснув беспомощно на одно рамочное плечо. Глупо как – весь этот ваш рафинад и велюровый костюм. «Ð“лупо», – тихо плакала Вера, уткнувшись лицом в цветастые подушки, а Муська бережно обнюхивала ее мокрое лицо и потеки зеленых теней под глазами.
je_nny: (зеленая кошка)


Поздравляю с Новым годом всех создателей и читателей "Белого ворона"!

Удачи!
:)



Специально для [profile] sslepukhinpinx!
je_nny: (book)
АВТОРЫ «БЕЛОГО ВОРОНА»
ЗНАКОМЬТЕСЬ – ТАТЬЯНА ЛАРИОНОВА

Когда я собирал второй номер «Ворона», молодой московский поэт мне сказал: «А слабо напечатать стихи никому не известного автора?» «Почему, слабо?!», – ответил я. И парень предложил мне познакомиться с нижегородской поэтессой, известной в Сети как «Чудо-в-перьях». Стихи мне понравились, даже очень, но выйти на контакт с "Чудом" долго не удавалось. Хотелось договориться по телефону, а не в письме. Имейла и мобильного у меня не было, я только знал, что в славном городе Нижний Новгород женщина заслуженно считается самым крупным специалистом по разведению шиншилл. Я перетряс все сайты волжских любителей этих грызунов и, наконец, нашел человека!

Знакомьтесь: Татьяна Ларионова )
je_nny: (book)
Sergey Slepukhin
АВТОРЫ «БЕЛОГО ВОРОНА»
ЗНАКОМЬТЕСЬ – АСЯ КАРЕВА
В чужом «Живом журнале» я увидел замечательные фотографии цветов. «Ася Карева», – представилась незнакомка. Представила мне и цветы: они оказались из Никитского ботанического сада. Я тогда написал несколько их живописных портретов. Потом долго обменивались письмами, читали записи в ЖЖ друг друга, стихи. Вскоре Аси не стало… Я продолжаю грустить о тебе, девочка. Где твои цветы? Не верю, что они мертвы.


АСЯ КАРЕВА )
je_nny: (белый ворон)

Sergey Slepukhin знакомит с авторами «БЕЛОГО ВОРОНА» – АЛЕКСАНДР КУЗЬМЕНКОВ

«Я персонаж Высоцкого: бывший алкоголик, матерщинник и крамольник. Родился мертвым, учился скверно, женился трижды глупо. В силу перечисленных обстоятельств занялся изящной словесностью». Так пишет о себе писатель Александр Кузьменков, с которым жизнь свела меня пять лет назад. 
Тогда еще не было восторгов Сергея Юрьенена, признания коллег из Русского Зарубежья, присуждения почетной «Серебряной пули», переоткрытия – для России – «сумрачного сибирского маргинала» писателем Д. Быковым. Не было и тридцати «черных меток», которые в 2011 году Саша послал «шедевральным» мастерам современной прозы. Еще не родились на свет божий коллективные пасквили маститых членов Союза писателей, потребовавших, как в старые недобрые времена, запретить публикации литературной критики А.К. 
Раньше Кузьменков жил в Братске, а сегодня он вернулся домой, на Урал. Я счастлив вам представить одного из коллег – нового редактора альманаха «Белый ворон». О Кузьменкове в трех словах? Пожалуйста! Блестящий стиль, мощный интеллект, энциклопедичность знаний.
Фотография: АВТОРЫ  «БЕЛОГО  ВОРОНА»<br />ЗНАКОМЬТЕСЬ  –  АЛЕКСАНДР КУЗЬМЕНКОВ<br /><br /> «Я персонаж Высоцкого: бывший алкоголик, матерщинник и крамольник. Родился мертвым, учился скверно, женился трижды глупо. В силу перечисленных обстоятельств занялся изящной словесностью». Так пишет о себе писатель Александр Кузьменков, с которым жизнь свела меня пять лет назад. <br /> Тогда еще не было восторгов Сергея Юрьенена, признания коллег из Русского Зарубежья, присуждения почетной «Серебряной пули», переоткрытия – для России – «сумрачного сибирского маргинала» писателем Д. Быковым. Не было и тридцати «черных меток», которые в 2011 году Саша послал «шедевральным» мастерам современной прозы. Еще не родились на свет божий  коллективные пасквили маститых членов Союза писателей, потребовавших, как в старые недобрые времена, запретить публикации литературной критики А.К. <br /> Раньше Кузьменков жил в Братске, а сегодня он вернулся домой, на Урал. Я счастлив вам представить одного из коллег – нового редактора альманаха «Белый ворон». О Кузьменкове в трех словах? Пожалуйста! Блестящий стиль, мощный интеллект, энциклопедичность знаний.
je_nny: (белый ворон)
Sergey Slepukhin знакомит с АВТОРАМИ «БЕЛОГО ВОРОНА» – ПОЛИНА СИНЕВА

У Марианны Волковой сидели гости, она показывала фотографии. Каждый раз Довлатов монотонно говорил: «А я знаю про него занятную историю…» 
С большинством авторов альманаха «Белый ворон» я не встречался, с многими не встречусь. Но для каждого найдется пара добрых слов. 
Есть такая игра: в конце года называть лучшую книгу, автора, фильм. Много лет назад таким открытием для меня стала Полина Синева. Мне подарили ее тоненькую книжицу, выпущенную в Воронеже друзьями поэта. С того времени Полина занимает почетное место в моем Пантеоне. 
Вот ее визитная карточка.

***
Смотри, смотри: с ним женщина идет.
Тебе однажды это предсказали.
А ты подходишь к зеркалу, и вот –
ты смотришь на себя его глазами:
беспомощное, злое существо,
ты - ангелок, потрепанный и грязный,
дитя, звереныш сердца самого,
змееныш, мотылек, кузнечик, праздник,
улиточка, пиявочка, сверчок,
личинка страсти, скрипочка бессилья,
безумной боли сросшийся зрачок
и бабочки несбывшиеся крылья -
живи теперь, кусая локотки,
смиряя зубки, плечики сжимая;
ты вся уже – шипы и коготки,
незрячая, чужая, неживая.
Тебя берет он пальцами двумя
и отпускает. Вновь снаружи - солнце,
пустое небо, зеркало, земля,
и над тобою женщина смеется.
Фотография: АВТОРЫ  «БЕЛОГО  ВОРОНА»<br />ЗНАКОМЬТЕСЬ  –  ПОЛИНА  СИНЕВА<br /><br />У Марианны Волковой сидели гости, она показывала фотографии. Каждый раз Довлатов монотонно говорил: «А я знаю про него занятную историю…» <br />С большинством авторов альманаха «Белый ворон» я не встречался, с многими не встречусь. Но для каждого найдется пара добрых слов. <br />Есть такая игра: в конце года называть лучшую книгу, автора, фильм. Много лет назад таким открытием для меня стала Полина Синева. Мне подарили ее тоненькую книжицу, выпущенную в Воронеже друзьями поэта. С того времени Полина занимает почетное место в моем Пантеоне. <br />Вот ее визитная карточка.<br /><br />***<br />Смотри, смотри: с ним женщина идет.<br />Тебе однажды это предсказали.<br />А ты подходишь к зеркалу, и вот –<br />ты смотришь на себя его глазами:<br />беспомощное, злое существо,<br />ты - ангелок, потрепанный и грязный,<br />дитя, звереныш сердца самого,<br />змееныш, мотылек, кузнечик, праздник,<br />улиточка, пиявочка, сверчок,<br />личинка страсти, скрипочка бессилья,<br />безумной боли сросшийся зрачок<br />и бабочки несбывшиеся крылья -<br />живи теперь, кусая локотки,<br />смиряя зубки, плечики сжимая;<br />ты вся уже – шипы и коготки,<br />незрячая, чужая, неживая.<br />Тебя берет он пальцами двумя<br />и отпускает. Вновь снаружи - солнце,<br />пустое небо, зеркало, земля,<br />и над тобою женщина смеется.

je_nny: (белый ворон)
Sergey Slepukhin знакомит с авторами Белого ворона  - Лариса Лукаш
Как вы заметили, на обложке «Белого ворона» глаз всегда радует пейзаж – весна, лето, осень, зима. Это работы художников, живущих в самых разных странах. Одним из них является Лариса Лукаш. Она, Лариса, волшебница! В ее руках рождаются декоративные панно из батика, текстильные коллажи, украшения и открытки. Лариса закончила Львовский Полиграфический институт имени Ивана Федорова, а живет в Полтаве. Не раз ей присуждали самые престижные премии в Украине и Зарубежье. Обязательно посетите ее сайт: http://www.lukashbatik.com/
Осенний номер «Белого ворона» 2012 года украсила одна из створок ее триптиха. А вот и весь триптих.
Как вы заметили, на обложке «Белого ворона» глаз всегда радует пейзаж – весна, лето, осень, зима. Это работы художников, живущих в самых разных странах. Одним из них является Лариса Лукаш. Она, Лариса, волшебница! В ее руках рождаются декоративные панно  из батика, текстильные коллажи, украшения и открытки. Лариса закончила Львовский Полиграфический институт имени Ивана Федорова, а живет в Полтаве. Не раз ей присуждали самые престижные премии в Украине и Зарубежье. Обязательно посетите ее сайт: http://www.lukashbatik.com/<br />Осенний номер «Белого ворона» 2012 года украсила одна из створок ее триптиха. А вот и весь триптих.

je_nny: (белый ворон)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] je_nny в АВТОРЫ «БЕЛОГО ВОРОНА» - МАКСИМ КАБИР
Сергей Слепухин знакомит с АВТОРАМИ «БЕЛОГО ВОРОНА» – МАКСИМ КАБИР

http://www.facebook.com/sergey.slepukhin

Попросили назвать трех поэтов – самых – ну, вы понимаете, САМЫХ, из живущих. Затруднительно… Конечно, я назвал Мишу Дынкина, конечно еще двух старых почтенных джентльменов, оговорившись, что их подвиги, увы, остались в прошлом веке. А потом вспомнил и послал имейлом дописку: а еще есть новое поколение, Максим Кабир, в первую очередь. Скоро, очень скоро, он всех нас уроет и столкнет на обочину. «Эй, вы! Небо! Снимите шляпу! Я иду!»


je_nny: (белый ворон)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] je_nny в АВТОРЫ «БЕЛОГО ВОРОНА» - ГОТФРИД БЕНН
Сергей Слепухин знакомит с АВТОРАМИ  «БЕЛОГО ВОРОНА» - ГОТФРИД БЕНН

http://www.facebook.com/sergey.slepukhin

Первую абстрактную картину, как известно, написал Франц Марк. Она называлась «Судьба животных» (Tierschicksale, 1913) и представляла собой месиво пятен, «фарш» из млекопитающих, попавших на мировую бойню. Марку не удалось вернуться с войны, а вот его соплеменнику Готфриду Бенну – посчастливилось. Еще первый сборник Бенна «Морг» привлек внимание читателей. В нем Бенн, врач по профессии, казнил «гнилую концепцию человечества, приравнивая его, человечество, к животному миру».


На страницах нашего альманаха загадочный Бенн предстает в необычной для него роли прозаика )
Фотография: АВТОРЫ  «БЕЛОГО  ВОРОНА»<br />ЗНАКОМЬТЕСЬ – ГОТФРИД  БЕНН<br /> <br /> Первую абстрактную картину, как известно, написал Франц Марк. Она называлась «Судьба животных» (Tierschicksale, 1913) и представляла собой месиво пятен, «фарш» из млекопитающих, попавших на мировую бойню. Марку не удалось вернуться с войны, а вот его соплеменнику Готфриду Бенну – посчастливилось. Еще первый сборник Бенна «Морг» привлек внимание читателей. В нем Бенн, врач по профессии, казнил «гнилую концепцию человечества, приравнивая его, человечество, к животному миру».<br /><br />*<br />Пьяницу – возчика пива – положили ко мне на стол.<br />Какой-то шутник защемил ему между зубов<br />тёмно-красную астру.<br />Когда я через грудную полость, <br />разрезав кожу<br />длинным ножом,<br />выделил язык и мягкое нёбо,<br />то вынужден был её извлечь, потому что она скользила<br />к лежащему на столе мозгу.<br />Я вложил её в грудную клетку<br />между опилками<br />и зашил, как обычно.<br /><br />Вволю напейся из своей вазы,<br />сладко спи,<br />астрочка! <br /><br /> В год сожжения Рейхстага поэт вступил в нацистскую партию, но вскоре был изгнан. Официальная газета СС «Черный корпус» признала стихи Бенна «вырожденческими, еврейскими и гомосексуальными». Национал-социалистическая ассоциация авторов (Reichsschrifttumskammer) заставила Бенна молчать. После войны его работы были вновь запрещены. Теперь уже силами союзников из-за прежних убеждений писателя. Лишь в пятидесятых Готфрид Бенн вновь вернулся к творчеству.<br /> В последнее время чрезвычайно высок интерес к этому автору,  его стихам и эссе. Вот и «Белый ворон»  в прошлом году опубликовал уникальный текст Готфрида Бенна. На страницах нашего альманаха загадочный Бенн предстает в необычной для него роли  прозаика. <br /> Я же получил большое удовольствие от работы над иллюстрациями к этому и других рассказам, замечательно переведенным с немецкого Раисой Шиллимат.

je_nny: (белый ворон)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] je_nny в Авторы Белого ворона - Сергей Комлев
Сергей Слепухин знакомит с АВТОРАМИ «БЕЛОГО ВОРОНА»

СЕРГЕЙ КОМЛЕВ

"Жестокой холодной зимой 81-го года поиски крыши над головой привели меня в университетское общежитие филфака. В комнате жили два моих тезки и два монгола. В центре комнаты поставили кровать, на которой я спал, не раздеваясь, прикрывшись полушубком. Об этом времени осталось три воспоминания: обширная врачебная практика, тайная влюбленность в замужнюю монгольскую красавицу Цэцке и удивительное знакомство.

Монголы живут в юртах. Горячие батареи для них смерти подобны. Я лечил бедняг от головной боли точечным массажем, подручными средствами, но это помогало плохо. Иногда среди ночи один из наследников Цэденбала открывал настежь окно в тридцатиградусный мороз. Наутро Серега Шушмарин просыпался с очередной ангиной или паратонзиллярным абсцессом. В его глазах ясно читалось, что он думает о «нерушимой дружбе советского и монгольского народов». Я брал в руки лоток и скальпель, разводил антисептик...

Цэцке была однокурсницей Шушмарина. В Универ она не ходила, так как весь день трудилась: фарцевала, торгуя кожей и вельветом. Возвращаясь после института в общагу, я часто наведывался к ней в гости, и все смотрел, смотрел голодными глазами теленка...


Там-то я и встретил необычного парня... )
je_nny: (белый ворон)


Ура! Вышел осенний номер Белого ворона!

Посмотреть и купить можно здесь!

СОДЕРЖАНИЕ: )

От меня там немножко стихов и - о, как я возгордилась! - мне доверено сказать Слово Редактора, которое я, нагло пользуясь служебным положением, сейчас и опубликую здесь!

Из знакомых мне и горячо любимых:
ГАЛИНА КОРШУНКОВА [livejournal.com profile] galankor - ВЕЧЕРНЯЯ ОТРАДА (воспоминания)
ИРИНА ЛЮБЕЛЬСКАЯ [livejournal.com profile] shlomith_mirka - СМОТРИ ЖЕ (стихи)
ЕВГЕНИЯ ПАВЛОВСКАЯ - ПАМЯТИ КОТА КОНСТАНТИНА рассказ

Поздравляю Галочку и Ирину с первой публикацией в Белом Вороне!

Женя тоже впервые в Белом Вороне, но она уже маститый писатель, издавший несколько книжек!
И мы очень рады, что Павловская к нам присоединилась!

И - слово редактора:

Однажды внук спросил у деда: «А как люди узнают, что они писатели? Сами догадываются, или им окружающие говорят?» Дед задумался.
А действительно, кто нам сказал, что мы – писатели?
Поэты?
Или мы знали это отродясь?
Мне было лет восемь, когда я переписывала роман Любови Воронковой «Девочка из города», свято веря, что сочиняю сама, и заявляла всем, кто хотел и не хотел меня слушать: «Я буду писательницей!» Мне казалось – это легко. Потом, правда, эта иллюзия развеялась, и понадобилось несколько десятилетий, чтобы я научилась произносить вслух – с легким внутренним ужасом и внешней иронией: «Ну да, я писатель!».
Вот и Людмила Улицкая не даст соврать: «Когда я стала издавать книгу за книгой, я испытывала страх самозванства. Кто это меня назначил писателем? Я стеснялась самого слова «писатель». Но с годами привыкла. Да, писатель».
На встрече с Улицкой я осмелилась и спросила у нее: «Как вы думаете, что приводит писателя к известности?» Она не смогла мне внятно ответить, общий смысл был евангельский: «Толцыте – и отверзится!»
То бишь – «ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».
Вот так и колотимся всю жизнь в эту дверь.
Пишем, потому что не писать – не можем.
Но все-таки – несмотря на парадоксальное утверждение Джона Фаулза: «Быть поэтом – все, печатать стихи – ничто», которому вторит Эмили Дикинсон, говоря, что «Стихам читатель не нужен» – все-таки хочется, чтобы читали, правда? И стихи, и прозу! И не только друзья и родственники – они-то прочтут, куда им деваться. Нет, хочется чтобы твоя выстраданная проза – или поэзия – вышла в свет, чтобы какой-нибудь совершенно незнакомый тебе человек читал твою вещь всю ночь напролет, а потом кричал тебе – по телефону, в смс, в комментарии: это же про меня, это со мной так было…
Наш «Белый ворон» дает прекрасную возможность обрести новых читателей – и новых друзей. Каждый из нас, так или иначе причастных к альманаху, теперь знает: я не один такой! Нас целая стая. Мы расправили крылья и летим, но все-таки любой из нас время от времени испытывает сомнения на собственный счет, без этого нет творчества.
Героиня романа Дж. М. Кутзее «Элизабет Костелло», писательница, называла себя «секретарем невидимого», найдя это выражение у поэта Чеслава Милоша: «Я писательница, и пишу я то, что слышу. Я секретарь невидимого, один из многих секретарей, сменившихся за истекшие века. Это моя профессия: секретарь, записывающий под диктовку. Не мое дело расспрашивать, судить то, что мне диктуют. Я только записываю слова, а потом проверяю их, проверяю, как они звучат, чтобы быть уверенной, что расслышала правильно».
Мне больше нравится «секретарь неведомого», что, впрочем, одно и то же.
Так вот, каждый из нас, пишущих под диктовку невидимого – или неведомого! – каждый, составляющий из буковок слова, из слов – фразы или строфы, из фраз – тексты, не может не задумываться: а что, если…
«А что, если невидимое не считает тебя своим секретарем? Что, если твоя должность, твое место давным-давно ликвидировано, а извещение об этом не дошло до тебя? Что, если тебе никогда и не доверяли эту должность?»
Ответы на эти вопросы может дать только Время.
И читатель.
Поэтому мы идем к вам!
je_nny: (белый ворон)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sslepukhinpinx в стихи в "Континенте"
Огромное спасибо Семену Каминскому!

http://www.kontinent.org/article_rus_50812a315eacc.html


***
Это фактура Времени. Так не стесняйся, щупай.
Птицы летят на Север, реки текут вспять,
И перекраивать речь в поисках смысла глупо.
Дважды ли два четыре? Я сомневаюсь, пять!

Слово – бычок на веревке? Ты приглядись – Юпитер.
Громы падают в ухо, молнии метят в глаз.
Ежели глаз не слеп, ежели ухо не глухо,
И Галилей не проспал Времени звездный час.

Сумрачный часослов Лимбурги пишут ныне:
Ангелы-истребители, право славящий ор.
Слышишь рокот войны под пятым ребром в пустыне,
Мюзикл на Дубровке, бесланский народный хор?

Родины резок “р”, пыльно от слова “Путин”,
Осип осип, сипит. Осень под сенью спит.
Выродок архетип волком глядит из буден,
Корни в подзол пустил речи чужой общепит.

Но ощущает плотность внекалендарный призрак,
Пауз могил отверстых превозмогая тьму,
Вновь обретенное Слово, и отменяется тризна.
Было бы “Аллилуйя” внятно пропеть кому…
je_nny: (белый ворон)


Я поздравляю с Днем рождения замечательного человека - Сергея Слепухина [livejournal.com profile] sslepukhinpinx - художника, поэта и главного редактора альманаха Белый ворон!

Вот он на фото в обнове - в майке с белым вороном!

Я желаю Сергею прежде всего - ЗДОРОВЬЯ!
И еще - любви, удачи, вдохновения, радости и тепла!
И - высокого полета нашему Белому ворону!
Ура, товарищи!
:)))

Оригинал взят у [livejournal.com profile] sslepukhinpinx в МИЛАН
214.58 КБ

Milano. La Grande Nevicato del 2006. 2012, pastel on paper, 50x70 cm


И еще - стихи:

Сергей Слепухин

* * *
Памяти Е. Шварц

Смотри: проступают давно позабытые лица,
И прошлое вновь просияло в твоем настоящем,
И вздрогнуло сердце, и звоном зашлось, колоколясь,
Надеждой неясной напрасно опять обманулось.

Суставами пальцев глаза протираешь, как прежде,
И ждешь, не дождешься, когда животворное солнце
Вернет – о, дразнящее! – тех, кого страстно любили,
Но не удержали и небу, и ветру отдали.

Боюсь, в этой тьме, этом свете, пылающем черном,
Мы не опознаем родные чужие друг друга
Ты мимо пройдешь, только шепотом шорохом скорбным
Твой шаг обозначит смущением сотканный воздух.
Я плачу, я стражду, душа истомилась в разлуке!

АДИАФОРА

Раисе Шиллимат

Шуршит в часах песок о черных людях.
Я слышу слабо. В сурдопереводе –
значки и вымарки о семиглавом звере,
об ангелах, одетых в облака.
Все поросло чернобылем бессонниц:
скорлупка полумесяца, космограф –
крылатый Дюрер, Пегниц еле слышный,
и всадники, и яблони в цвету…
Быть может, я внутри чужого мозга
бреду по вязкой франкфуртской дороге,
и ветер заплетает в кудри черви,
отбитые извилины мои?
Противно щелкает, свистит в мозгах навылет
поддельный сон осадочной породы.
Теперь не скрыться, самообнаружен,
Как бесполезный, в сущности, предмет…

http://www.newkamera.de/editor/almanach_48.html#1
je_nny: (антик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] foxword в 23 августа - день рождения книги "Йод"
Огромное спасибо трём людям: моему учителю Андрею Санникову, моему другу и издателю Сергею Слепухину и замечательному художнику Евдокии Слепухиной - за выход моей книги стихотворений "Йод".

Первая - "Пересечение собачьего парка" - вышла в 2007 году за мой счёт в Нижнем Тагиле в издетельстве "СОЮЗ" у Якова Разливинского с послесловием Андрея Санникова. Содержала 19 стихотворений и была облизана Евгенией Извариной в громогласной рецензии для журнала "Урал". После этой книги я слегка поехал крышей и пустился в многомесячные приключения.
Вторая - "Конец оценок" - вышла в 2008 году на деньги директора клуба "Свезар" Людмилы Александровны Жабиной и по её инициативе в Екатеринбурге, в издательстве "АСТ". Мои многомесячные приключения вызвали "весёленький" резонанс в кругу друзей и они собрали не то, что хотел бы видеть в печати я сам, а то, что нравилось составителям. Сам я успел только сделать для неё обложку и отстоять некоторые авторские выражения в споре с редактором Людмилой Ивониной. Почти весь тираж книги был раздарен на многочисленных поэтических фестивалях Урала. Мария Скаф и Данила Давыдов написали на неё краткие рецензии, из которых я узнал, что к Уральской поэтической школе я принадлежу чисто номинально, а по духу я близок "Московскому времени" и конкретно Сергею Гандлевскому. Гандлевского я люблю. Мой отец часто цитирует его знаменитое "Хрущёв не ошибся".
Третья - "Воробьиные боги" - вышла в 2009 году за счёт издателя в Челябинске, в издательском доме Олега Синицына. Она входит в филологическую серию "Эхолот", представляя не только стихи и прозу, но и критику на автора (в этой серии изданы Олег Синицын, Александр Петрушкин, слышал про планы издать Нину Ягодинцеву, других уральских авторов). "Воробьиные боги" посылались на Бажовскую премию, Евгений Касимов хвалил прозаический блок книги, но крохотный тираж канул в небытие достаточно быстро. У меня самого экземпляра нет.
Сегодня вышла четвёртая - "Йод" - за мой счёт в Нью-Йорке в издательстве "Евдокия" с послесловием Сергея Слепухина: http://www.lulu.com/shop/sergey-ivkin/iodine/paperback/product-20346414.html;jsessionid=BF2FD9AF873DF4870A71854BCF2610CB
Когда получу первую часть тиража, то пропишу условия передачи бумажной версии всем желающим. ПДФ-версия распространяться не будет. Выложенная Александром Петрушкиным на портале "Мегалит" книга стихотворений "Лёд" является черновиком данной книги и содержит не более 50% от итогового объёма.
Yod_fullcover2-sml
je_nny: (белый ворон)

Организаторы «1-го открытого чемпионата Балтии по русской поэзии — 2012» начинают новый конкурс «Кубок Мира по русской поэзии — 2012». На днях был утвержден макет непосредственно кубка, который в итоге получит победитель. А также приняты сроки подачи работ: отборочный тур пройдет в период с 1.09.2012 по 30.09.2012. Как сообщают организаторы, положение о конкурсе будет опубликовано на сайте stihi.lv — 1.07.2012. Состав Жюри будет объявлен — 1.08.2012. Первоначально установленный призовой фонд нового конкурса — 500 евро


Оригинал взят у [livejournal.com profile] tdutybq_jhkjd в Состав ЖЮРИ литературного конкурса "КУБОК МИРА ПО РУССКОЙ ПОЭЗИИ - 2012"
РОССИЯ:

Дмитрий ЛЕГЕЗА (Санкт-Петербург, Россия) - поэт, один из организаторов Международного литературного конкурса им. Н. Гумилева "Заблудившийся трамвай".

Андрей КОРОВИН (Москва, Россия) - поэт, организатор Международного литературного Волошинского конкурса и Международного литературного фестиваля им. М.А. Волошина (Коктебель)

Владислав СЕРГЕЕВ (Самара, Россия) - поэт, координатор проекта "Большой литературный конкурс" (БЛК) на сайте stihi.ru.

Евгений ЛУКИН (Санкт-Петербург, Россия) - поэт, главный редактор литературного журнала "СЕВЕРНАЯ АВРОРА ", председатель ЖЮРИ.

Ольга ЕРМОЛАЕВА (Москва, Россия) - поэт, зав. отделом поэзии литературного журнала "ЗНАМЯ" (начиная с полуфинала конкурса).

Сергей СЛЕПУХИН (Екатеринбург, Россия) - поэт, художник, редактор литературного альманаха "БЕЛЫЙ ВОРОН"

Денис СИБЕЛЬДИН (Москва, Россия) - поэт, администратор и редактор "Литературного радио".

Евгения КОРОБКОВА (Москва, Россия) - поэт, журналист, литературный критик ТВ-проекта "Поэтическая эстафета "Вечерние стихи" на интернет-канале "ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА".

Галина КЛИМОВА (Москва, Россия) - поэт, зав.отделом поэзии литературного журнала "ДРУЖБА НАРОДОВ".

ЛАТВИЯ:

Владлен ДОЗОРЦЕВ (Рига, Латвия) - поэт, драматург, председатель жюри Международного литературного конкурса "1-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2012".

Сергей ПИЧУГИН (Рига, Латвия) - поэт, президент Балтийской гильдии поэтов.

ЛИТВА:

Виталий АСОВСКИЙ (Вильнюс, Литва) - поэт, переводчик, редактор литературного журнала "Вильнюс".

ЭСТОНИЯ:

Михаил ГОФАЙЗЕН (Таллин, Эстония) - поэт.

УКРАИНА:

Александр КАБАНОВ (Киев, Украина) - поэт, главный редактор литературного журнала "ШО", организатор международного поэтического фестиваля "Киевские лавры" (начиная с полуфинала конкурса).

Борис ХЕРСОНСКИЙ (Одесса, Украина) - поэт.

БЕЛАРУСЬ:

ГРУЗИЯ:

Людмила ОРАГВЕЛИДЗЕ (Тбилиси, Грузия) - поэт, победитель Международного литературного конкурса "1-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2012".

МОЛДОВА:

Сергей ПАГЫН (Единцы, Молдова) - поэт, редактор, победитель литературного конкурса "Итоги года Стихи. ру - 2012"

АЗЕРБАЙДЖАН:

АРМЕНИЯ:

КАЗАХСТАН:

КАНАДА:

Бахыт КЕНЖЕЕВ (Квебек - Монреаль, Канада) - поэт.

США:

Семен КАМИНСКИЙ (Чикаго, США) - прозаик, журналист, член Международной федерации русских писателей и Объединения русских литераторов Америки.

ГЕРМАНИЯ:

Елена РЫШКОВА (Оффенбах-на-Майне, Германия) - поэт, организатор Международного литературного конкурса «Согласование времен».

ИЗРАИЛЬ:

Михаил ДЫНКИН (Ашдод, Израиль) - поэт

Окончательный список состава Жюри "Кубка Мира по русской поэзии - 2012" будет определен до 1 августа 2012 года. 
je_nny: (белый ворон)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] je_nny в Слово редактора


Небольшой отрывок из интервью, которое взяла Раиса Шиллимат у главного редактора альманаха «Белый ворон» Сергея Слепухина [livejournal.com profile] sslepukhinpinx

Сергей Слепухин – екатеринбургский поэт, эссеист, и художник. Родился в 1961 г. в городе Асбесте Свердловской области. Автор книг „Слава Богу, сегодня пятница!“ (Екатеринбург, 2000), „Осенний покрой“ (С-Петербург, 2003), „Вода и пряжа“ (Екатеринбург, 2005), „Прощай Парезия“ (Екатеринбург, 2007), „Новые карты Аида“ (США, 2008, совместно с М. Огарковой), „Задержка дыхания“ (Екатеринбург, 2009). Публиковался в журналах „Арион“, „Звезда“, „Знамя“, „Интерпоэзия“, „Крещатик“, „Волга“ и др.

Р.Ш. – До прошлого года в литературно-художественных кругах Вы были известны как поэт, эссеист и художник, но ровно год назад Вы явили себя миру в новом качестве – Вы стали издателем и главным редактором альманаха „Белый Ворон“. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к этой идее – выпускать альманах?

С.С. – Ни в каких кругах, Раиса, я не известен. Вообще, стараюсь держаться подальше от тусовок, ЛИТО, литературно-политических кланов. О „Белом вороне“ скажу просто: обстоятельства заставили.

Лет десять назад в руки мне попалась потерянная рукопись одного из известных поэтов… )

Р.Ш. – Пожалуйста, несколько слов о Ваших помощниках, о тех, кто обеспечивает надёжный тыл.

С.С. – Как вы заметили, мы в „Вороне“ не любим делить портфели, развешивать звезды на погоны и величественно самоназываться. Безусловно, главная фигура в коллективе – Евдокия Слепухина [livejournal.com profile] eudoxies. Она и дизайнер, и художник, и верстальщик, и пиарщик издания. Куда мы без нее! Ее труд бесценен. Таня Краснова – верный друг и соратник еще с до-вороновских времен. Журнал особенно выигрывает, имея в редколлегии профессионального корректора. Хотя, прежде всего, о Тане хочется сказать: замечательный писатель. Как и Евгения Перова [livejournal.com profile] je_nny, курирующая в „Вороне“ разделы „Маэстро“ и „Неверная нить Ариадны“. Да что я говорю?! Никаких дележек в журнале нет! Просто Женя художник и реставратор, и душа ее принадлежит искусству. Сережа Ивкин [livejournal.com profile] foxword– символ моей веры в то, что журнал от раза к разу будет становиться интереснее, ярче, самобытнее. Сергей – активнейший человек из всех, кого я знаю. Талантливый поэт, организатор всевозможных объединений и мероприятий. С ним очень интересно, он – наш генератор идей. Маша Огаркова (Слепухина) – верный соратник, пытливый литературовед-исследователь, редактор с безупречным вкусом.
Вы спрашиваете о помощниках? Самые разные люди помогают нам советом и делом. Никита Васильев (Казань), Василий Бородин, Герман Власов, Наталия Эш, Надя Делаланд (Москва) [livejournal.com profile] ndelaland, Владимир Ильин, Наталья Бельченко (Киев) [livejournal.com profile] bel_natal, Илья Будницкий (Екатеринбург), Михаил Дынкин (Ашдод), Катя Канаки (Салоники) [livejournal.com profile] fulgur_conditum, Евгений Орлов (Рига), Александр Кузьменков (Братск, ныне Нижний Тагил), Елена Бондаренко (Керчь) [livejournal.com profile] elenablondy, и другие.

Р.Ш. – Первая годовщина жизни „Белого Ворона“ была отмечена на берлинском конкурсе „Лучшая книга года 2012“ главным призом в номинации „Сборники и альманахи“. Не каждое издание может так праздновать день рожденья. Взят хороший старт, и, могу предположить, уже сложился свой круг авторов, поэтому, не откажусь от традиционного вопроса: Ваши творческие и издательские планы на будущее?
С.С. – Есть мечты: выпускать журнал ежемесячно, сделать его цветным и более доступным. Очень хотелось бы, чтобы проект стал профессиональным, обрел юридический статус. Я не говорю о творческих планах. „Воронята“ люди молодые, творческие, инициативные, а за талантливыми авторами, пишущими на русском, дело не станет!

je_nny: (читаю)


Вышел новый номер альманаха "Белый ворон"!
На обложке - картина Алексея Хетагурова

Внутри - отрывок из воспоминаний А.Хетагурова (подробности тут)
и мой рассказ ЦАРЬ ЛЕОНИД!

А также рисунки Дмитрия Геллера

И вообще - очень много интересного!

Содержание альманаха )

Купить альманах Белый Ворон
je_nny: (читаю)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sslepukhinpinx в ЗИНЗИВЕР №5
Долгожданная публикация эссе о стихах Саши Леонтьева:

http://www.zinziver.ru/publication.php?id=4635

Спасибо причастным! :)
je_nny: (антик)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sslepukhinpinx в Стихи в "Новой Камере Хранения"
http://www.newkamera.de/editor/almanach_48.html#1

Стихи в "Новой Камере Хранения" №48

Сергей Слепухин

* * *

Памяти Е. Шварц

Смотри: проступают давно позабытые лица,
И прошлое вновь просияло в твоем настоящем,
И вздрогнуло сердце, и звоном зашлось, колоколясь,
Надеждой неясной напрасно опять обманулось.

Суставами пальцев глаза протираешь, как прежде,
И ждешь, не дождешься, когда животворное солнце
Вернет – о, дразнящее! – тех, кого страстно любили,
Но не удержали и небу, и ветру отдали.

Боюсь, в этой тьме, этом свете, пылающем черном,
Мы не опознаем родные чужие друг друга
Ты мимо пройдешь, только шепотом шорохом скорбным
Твой шаг обозначит смущением сотканный воздух.
Я плачу, я стражду, душа истомилась в разлуке!



АДИАФОРА

Раисе Шиллимат

Шуршит в часах песок о черных людях.
Я слышу слабо. В сурдопереводе –
значки и вымарки о семиглавом звере,
об ангелах, одетых в облака.
Все поросло чернобылем бессонниц:
скорлупка полумесяца, космограф –
крылатый Дюрер, Пегниц еле слышный,
и всадники, и яблони в цвету…
Быть может, я внутри чужого мозга
бреду по вязкой франкфуртской дороге,
и ветер заплетает в кудри черви,
отбитые извилины мои?
Противно щелкает, свистит в мозгах навылет
поддельный сон осадочной породы.
Теперь не скрыться, самообнаружен,
Как бесполезный, в сущности, предмет…

April 2014

S M T W T F S
  12345
6789101112
131415 16171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

  • Style: Caturday - Orange Tabby for Heads Up by momijizuakmori

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 08:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios